(no subject)

Посмотрел вчера четвертую серию «Германской головоломки» Познера.

Если верить анонсам, то это только половина документального цикла, но считаю уже возможным сказать об ощущении. Не затрагивая сути фильма, тем более, что к качеству работы Владимира Владимировича оно отношения имеет. В самый обширный список моих претензий к господину Познеру непрофессионализм давно не входит. Кому-то, а, возможно, и многим кино покажется интересным и полезным. Но я сейчас позволю себе несколько слов вовсе о другом, просто опосредованно навеянном уже просмотренным.

Но, прежде всего, должен подчеркнуть для особых зануд и педантов, что прекрасно понимаю фантастичность и практическую неисполнимость своей идеи, здесь нет и попытки конкретики, так, исключительно игра ума.

Так вот в рамках этой игры. Мне кажется, что при разрушении Берлинской стены немцы упустили возможность великого исторического и социального эксперимента. То есть, нет, саму стену, конечно, необходимо было разрушить. Но далее следовало никаким образом не автоматически объединять страну, разом представляя всем восточным немцам гражданство ФРГ. Тут должен был быть род привилегии.

Пусть и на самых мягчайших основаниях. Хотя бы в виде заявления в любой вольной форме, мол, хочу быть гражданином Западной Германии и обязуюсь исполнять все накладываемые данным статусом обязательства. С правом отказаться в любой момент и вернуться в ГДР. Но и с испытательным сроком, в течение которого могут отослать обратно и не по собственному желанию.

А для тех, кто не пожелает воссоединиться, оставить пропорциональную населению территорию. Даже с избытком и самого лучшего качества. И пусть они там сами продолжают разбираться и строить, что захотят, хоть коммунизм, хоть рай на Земле, хоть концлагерь.

И тогда была бы невозможна сцена из фильма Познера, как сидят два.. ну, так мягчайше скажем, чрезвычайно экзотических бывших "товарища", ныне господина, владельцы преуспевающей гостиницы, и вздыхают, насколько всё же при социализме много было преимуществ по сравнению с этим чертовым злобным обществом эгоизма и чистогана…

(no subject)

(Прошу прощения, что дублирую это письмо здесь, но нет уверенности, что иным образом оно дойдет до адресатов, а очень хотелось бы. Ещё раз извините, что отвлекаю)

Уважаемый Алексей Алексеевич!

Меньше года назад довольно случайно мой текст появился на сайте «Эха Москвы». С тех пор я ввел себе в привычку дублировать всё из написанного в собственном «Живом Журнале», что считаю возможно небезынтересным для более широкой публики, и отправлять на «Эхо».

За прошедшее время у меня накопилось немало раздражения, порой доходящего до возмущения, действиями редакторов и модераторов сайта. И дело даже не в том, что в результате оказывалась опубликована меньшая часть мною присланного, а в том, что это была, по моему мнению, худшая часть. Наиболее же, опять-таки, на мой взгляд, принципиальные и значимые тексты отвергались. И, главное, сам принцип отбора являлся абсолютно непредсказуемым, явно зависел не от каких-то объективных причин, а в каждый конкретный момент только от вкуса и настроения работника редакции, принимающего решение.

Претензий возникало ещё множество, относящихся отнюдь не только к моим публикациям, но и структуре и функционированию сайта в целом, перечислением всех сейчас не стану занимать Ваше время. Я даже несколько раз довольно подробно писал о них на сайт и был посылаем, иногда довольно жестко, иногда, впрочем, и вполне вежливо.

И вот вдруг вчера, опять же случайно, зайдя на свою «личную страницу», обнаружил, что за одиннадцать месяцев сайт «Эха» опубликовал ровно сто моих текстов. Я несколько опешил, просмотрел их и обнаружил, что, несмотря ни на что, получилась вполне осмысленная и вменяемая подборка с какой-то даже своей внутренней логикой.

Тогда я понял, что должен, прежде всего, поблагодарить и Вас, Алексей Алексеевич, лично, и, если можно, через Вас всю редакцию сайта «Эха» за сотрудничество. Что и делаю с огромным удовольствием. Спасибо вам всем огромное и примите мои самые искренние уверения в исключительно теплых и почтительных чувствах.

С уважением

Александр Васильев.

(no subject)

к строительства морских станционных платформ регулирует СНиП 33
01-2003, в котором морские нефтегазопромысловые платформы отнесены к постоянным и основным гидротехническим сооружениям. Как следует из материалов дела и установлено судами, МЛСП «Приразломная» предназначена для добычи нефти и представляет собой морскую ледостойкую стационарную платформу гравитационного типа с верхним строением, устанавливаемым на опорное основание (кессон), в котором располагаются хранилища для нефти.
Таким образом, МЛСП «Приразломная» является стационарным сооружением и его создание как гидротехнического сооружения осуществляется посредством его строительства, следовательно, при строительстве МЛСП «Приразломная»

(no subject)

к строительства морских станционных платформ регул
ирует
СНиП 33
-
01
-
2003, в кот
о
ром морские нефтегазопромысловые платформы
отнесены к постоянным и осно
в
ным гидротехнич
е
ским сооружениям.
Как
следует из материалов дела и
установлено судами, МЛСП «Пр
и-
разломная» предназначена для добычи нефти и представляет с
обой мо
р-
скую ледостойкую стационарную платформу гравит
а
ционного типа с вер
х-
ним строением, устанавливаемым на опорное основание (кессон), в кот
о-
ром располагаются хранилища для нефти.
Таким образом, МЛСП «Приразломная» является стационарным с
о-
оружением и ег
о создание как гидротехнического сооружения осуществл
я-
ется посредством его строительства, следовательно, при строительстве
МЛСП «Приразломная»

(no subject)

Только что, третьего октября умер Сергей Александрович Белов. Прекрасный спортсмен, замечательный тренер, говорят, люди часто вполне для меня авторитетные, по всем признакам не ангажированные, что и человек очень достойный. Но я сейчас ведь не некролог пишу, много есть специалистов, которые это гораздо лучше сделают. Тут совсем о другом.

Не являюсь большим любителем или даже в малейшей степени знатоком баскетбола. Как, впрочем, и любого другого спорта. Однако именно баскетбол, один из немногих видов, который иногда смотрю Думаю, меня поймут такие же «болельщики» как я, что интерес меньше всего относится к отечественному баскетболу. То есть, Сабонис, это, конечно, очень трогательно, но смотреть всю жизнь лучше было кого-то типа Джонсона, Джордана или Чемберлена.

И всего лишь однажды на моей памяти было не так. Люди моего поколения прекрасно понимают, о чем я говорю. Естественно, о том самом финальном матче Мюнхенской Олимпиады 72-го. Мало есть в истории всего мирового спорта событий, всего несколько минут которых, не говоря уже о заключительных трех секундах, были бы столь подробно описаны во множестве книг, фильмов и воспоминаниях непосредственных участников. Потому мне абсолютно нечего добавить кроме единственного собственного признании, что то был единственный случай, когда во время просмотра спортивного матча у меня перехватило дыхание и восстанавливать его потом пришлось целой бутылкой коньяка.

Сергей Белов был признан самым ценным игроком того матча. И более чем заслуженно, из пятидесяти одного очка он принес команде двадцать. А самому ему уже было двадцать восемь лет. И далее, не без некоторых, конечно, характерных для времени и страны сложностей, сделал блестящую во всех отношениях и спортивную, и тренерскую карьеру. Не так уж и много не дожив до далеко, конечно, нынче не предельных, но всё-таки, согласитесь, и не столь уж малых семидесяти, скончался, окруженный огромным почетом и уважением. Яркая и достойная судьба, подавляющему большинству людей и в мечтах недоступная.

Но победный мяч в той игре забросил не он. Этим же днем, третьего октября, только ровно тридцать пять лет назад, умер другой Белов, Саша. Есть причины, по которым сейчас могу его так называть. Был он на семь лет моложе Сергея, но не дожил и до своих двадцати семи. Его некоторые понимающие называли гением. Тут я совсем не могу судить. Но в любом случае разговор о возможностях и перспективах беспредметен. Саркома сердца.

Однако решающий мяч тогда забросил именно он. В многотомных на бумаге и многочасовых на пленке исследованиях того момента потом чего только не излагали. Целый эпос вокруг создали с самыми, что ни на есть, драматическими поворотами сюжета и множеством иных героев. Но как ни крути, самого факта уже никто никогда не изменит. Саша Белов тот мяч бросил – и попал.

Хотя чисто теоретически, это мог сделать и Сергей, страховавший в этот момент Александра. И вообще, ничего бы не получилось без фантастического, совершенно даже не баскетбольного, вовсе из другого вида спорта, ювелирного паса Ивана Едешко. А ключевую роль в произошедшем, на самом деле, несомненно, сыграл, прежде всего, Владимир Кондрашин, тренер, проявивший невероятное хладнокровие, поразительно быстро принявший все, как потом выяснилось, единственно правильные решения и расставивший с изумительной точностью фигуры на площадке. И плюс к этому – совпадение множества случайностей. И ещё много, много разного. Очень много.

И опять минут десятилетия. А, может, и больше, того нам, к счастью, знать не дано. Уйдут вслед за Беловыми не только те, кто принимал участие, но и в ранней юности смотрел игру по телевизору. Что от неё останется? А вот это и останется:

«Американцев было двое. Десятый номер чуть ближе к центру, чем я, четырнадцатый — между лицевой и мною, ближе ко мне. Я показал обманное движение, потом резко повернулся и рванул к щиту. Пас был великолепный. И оказался под щитом совсем один. Я даже обернулся: никого нет. И я очень аккуратно правой рукой бросил мяч».



Жить Саше оставалось меньше шести лет. Бросил он очень аккуратно.

P. S. Прошу прощения, если этот мой текст покажется кому-то бестактным и не своевременным. Я ведь писал не про баскетбол и даже не про Беловых.